Дональд Трамп (Donald John Trump)

CNN: Из всех республиканцев лишь один Дональд Трамп готов говорить с Путиным

Кандидаты в президенты США от Республиканской партии по-разному смотрят на отношения Америки и России. Из них только Дональд Трамп хочет поддерживать диалог с Владимиром Путиным. Остальные же кандидаты придерживаются более воинственной позиции. В частности, Карли Фиорина считает, что диалог с Россией вообще стоит прекратить и вести все отношения с ней исключительно с позиции силы.

С вашего позволения, перейдем к России. В настоящий момент Россия посылает солдат и танки в Сирию для поддержки врага Америки Башара Асада. Вступающий в должность высокопоставленный генерал, кандидатура которого была предложена Обамой, заявил: «Россия представляет наибольшую угрозу нашей национальной безопасности». Господин Трамп, вы заявляете, что сможете вести дела с Владимиром Путиным. Вы говорили, что «очень хорошо поладите». Что бы вы сделали прямо сейчас на месте президента, чтобы выгнать русских из Сирии?

ДОНАЛЬД ТРАМП, кандидат в президенты США: Во-первых, они должны нас уважать. Он совершенно не испытывает уважения к президенту Обаме. Никакого.

В Сирии творится бардак. Посмотрите, что происходит с «Исламским государством» в Сирии и подумайте вот о чем. Мы воюем с ИГ, ИГ хочет воевать с Сирией, зачем нам воевать с ИГ в Сирии? Пусть они воюют друг с другом, а мы посмотрим, кто останется.

Я бы поговорил с ним, нашел бы с ним общий язык. На мой взгляд (возможно, я ошибаюсь, в этом случае я бы сменил подход), я бы поладил со многими мировыми лидерами, с которыми наша страна не ладит. Мы не уживаемся с Китаем, с властями Мексики. Мы не ладим ни с кем, и в то же самое время они нас обдирают как липку, используют нас в своих экономических и прочих интересах.

Мы ни с кем не ладим. Я бы поладил с Путиным и остальными, и мы бы жили в гораздо более стабильном, стабильном мире.

Мне бы хотелось уточнить. Единственное, что я понял из вашего ответа на мой вопрос, – вы бы попытались поговорить с Владимиром Путиным. И дальше что?

ДОНАЛЬД ТРАМП: Я полагаю, что мы бы договорились по этому вопросу, по Украине, по всем остальным проблемам. У нашей страны не будет проблем, которые у нее есть сейчас с Россией и множеством других государств.

Сенатор Рубио, у вас совершенно иной подход к вопросу, связанному с Россией. Вы называли Владимира Путина гангстером. Почему подход президента Рубио будет более эффективен, чем подход президента Трампа?

МАРК РУБИО, кандидат в президенты США: Во-первых, я понимаю, чем именно занимаются Россия и Путин, и тут все предельно ясно. Он хочет, чтобы Россия вновь стала геополитической силой.

Он сам заявил, что развал и падение Советского Союза стало величайшей геополитической катастрофой XX века. И теперь он пытается обратить эти события вспять. Он пытается уничтожить НАТО. И ситуация на Ближнем Востоке – часть этого плана. Он пользуется тем вакуумом, который в этом регионе создала нынешняя администрация президента США.

И вот что произойдет в ближайшие несколько недель. Российская сторона начнет проводить воздушные боевые операции в этом регионе — и не только для того, чтобы нанести удар по «Исламскому государству», но и для того, чтобы укрепить позиции Асада.

Потом он обратится к другим странам региона – Египту, Саудовской Аравии – и скажет: «Америка перестала быть надежным союзником, положитесь на нас». Он пытается сместить нас с позиции единственного влиятельного политического посредника на Ближнем Востоке. И нынешний президент США позволяет это сделать. Вот что происходит на Ближнем Востоке и вот что происходит с Россией в этом регионе.

Спасибо вам, господин сенатор. Я бы хотел передать слово вашей коллеге Карли Фиорине. Вы встречались с Владимиром Путиным.

КАРЛИ ФИОРИНА, кандидат в президенты США: Я встречалась с Владимиром Путиным, и я бы с ним вообще не стала вести переговоры. США и так слишком много с ним разговаривали. Однако я бы тут же начала восстанавливать 6-й флот ВМС США, я бы возобновила программу по размещению ПРО в Польше, я бы проводила регулярные и агрессивные военные учения в странах Балтии. Возможно, я бы отправила в Германию еще несколько тысяч военнослужащих. И Владимир Путин поймет, что к чему.

Кстати, всем нам крайне важно знать имя генерала Сулеймани, поскольку прямо сейчас российские войска находятся на территории Сирии именно по причине того, что глава подразделения «Кодс» отправился в Россию и убедил Владимира Путина объединиться с Ираном и Сирией, чтобы укрепить позиции Башара Асада.

Россия – опасный игрок, однако с Владимиром Путиным мы не должны вести переговоры, поскольку он остановится лишь тогда, когда почувствует силу и решимость противоположной стороны. И все это в наших силах. Мы могли бы восстановить 6-й флот, мы не сделали этого, а я сделаю. Мы могли бы возобновить программу размещения ПРО, но не сделали этого. А я сделаю.

Возвращаясь к теме, которую поднял сенатор Рубио, мы могли бы дать Египту то, о чем они просили, – разведданные. Мы могли бы дать Иордании то, о чем она просила, – бомбы и материальные средства. Мы не предоставили им этого, а я предоставлю. Мы могли бы вооружить курдов, они нас об этом просят уже три года. Это все в наших силах.